Russia: The killings continue

Another human rights activist and friend of my own newspaper, Novaya Gazeta, has been killed in Russia. It’s worse than during the Soviet era. Read the column in Russian: России были убиты шесть журналистов, праозащитников и оппозиционных политиков. К сожалению, это не только жуткая статистика.

Ny Tid

Ny Tids arkiv av artikler, skrevet av diverse skribenter.
(Se nederst i artikkelen, evt kontakt oss for skribent).

Every Friday some of the world′s leading advocates for freedom of expression write for Ny Tid. Our columnists are: Parvin Ardalan (Iran), Nawal El-Saadawi (Egypt), Irshad Manji (Canada), Elena Milashina (Russia), Orzala Nemat (Afghanistan), Marta Roque (Cuba), Blessing Musariri (Zimbabwe) & Tsering Woeser (Tibet).

Elena Milashina (Елена МИЛАШИНА) is a prize winning Russian investigative journalist, working for the Moscow-based newspaper Novaya Gazeta. Send your comments to: debatt@nytid.no

 Знаменитая российская правозащитница и бессменный руководитель Московской Хельсинской Группы Людмила Алексеева не так давно с ужасом сказала: «В советское время власть сажала недовольных в тюрьму. Сегодня она их просто убивает».

В последние годы в России действительно применяется и, по сути, поощряется практика точечного уничтожения критиков существующей власти.

Как правило эти убийства совершаются показательно и остаются безнаказанными. Также это , как правило, заказные убийства. В России статистика раскрытия заказных убийств ничтожна. И даже если удается поймать и посадить киллеров, то закачики всегда (!) уходят от уголовной отвественности.

Безнаказанность убийц не вызывает у действующей исполнительной и законодательной власти особого беспокойства. Может быть потому, что заказчиками таких преступлений часто являются российские политики. А тем временем, количество убийств растет…

В январе этого года в самом центре Москвы возле Храма Христа Спасителя были застрелены киллером адвокат Станислав Маркелов и журналистка «Новой газеты» Анастасия Бабурова.

Почти сразу появилась официальная версия: наглое двойное убийство – дело рук русских фашистов, врагами которых были Станислав и Анастасия. На прошлой неделе стало известно, что по подозрению в убийстве Маркелова и Бабуровой арестованы двое членов фашистского подполья – Евгения Хасис и Никита Тихонов, признавшийся в совершении убийства. Однако, эксперты по российскому неофашизму высказали опасения, что данном случае могла иметь место сделка со следствием. Никита Тихонов, который уже был объявлен в розыск по подозрению в другом убийстве, мог взять на себя и гибель Маркелова и Бабуровой. А настоящие убийцы и заказчики (а в том, что это убийство безусловно заказное, сомнений нет) остаются на свободе.

У следствия была и другая версия убийства – «чеченская». Именно Маркелов добился возбуждения уникального для России уголовного дела против президента Чечни Рамзана Кадырова – влиятельнейшего российского политика. Клиент адвоката Маркелова – чеченец Салих Масаев – публично рассказал, как Кадыров держал его в секретной тюрьме в своем родном чеченском селе Центорой. Вскоре после этого Масаев был похищен и тело его до сих пор не найдено.

Я точно знаю, что еще в сентябре следователь по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой выезжал в Чечню, чтобы ознакомиться с материалами другого уголовного дела по убийству Натальи Эстемировой.

Наталья Эстемирова была похищена в Чечне и убита 15 июля этого года. Наташа была близким другом адвоката Станислава Маркелова и Анны Политковской, журналистки «Новой газеты» убитой в октябре 2006 года. Они вместе помогали родственникам чеченцев, похищенных и убитых федеральными российскими солдатами во время второй чеченской войны. Не так давно руководитель Следственного Комитета России Александр Бастрыкин заявил, что убийство Натальи Эстемировой раскрыто. Однако с тех пор не произошло никаких арестов. И это не удивительно. Убийство Натальи Эстемировой – дело рук чеченских милиционеров или, как их называют в России, кадыровцев. Есть все основания считать, что убийство Эстемировой – заказное и совершено в интересах Рамзана Кадырова, который считал Наталью Эстемирову личным врагом. Его раздражала ее правозащитная деятельность и бесило личное мужество Наташи. Смелость в сегодняшней тоталитарной Чечне считается преступлением против власти.

Скорее всего судьба уголовного дела по убийству Натальи Эстемировой, видимо, будет такой же, как в случае с делом об убийстве Анны Политковской.

Следствие вряд ли осмелиться допросить Рамзана Кадырова, а также мэра города Грозного Муслима Хучиева, депутата Госдумы Адама Делимханова и других людей из ближайшего окружения президента Чечни. Эти люди фигурируют в показаниях свидетелей, у них был мотив для убийства и Политковской, и Эстемировой. Они также располагали средствами для организации пресутпления. Но проблема в том, что в России эти люди – неприкасаемые.

Сегодня многие задаются вопросом, кто на самом деле руководит Россией – президент страны или премьер-министр? И есть ли шанс, что Медведев будет проводить свою политику, а не консервировать место президента для возвращения Путина в 2012 году?

Реакция Дмитрия Медведева на убийство Натальи Эстемировой, мне кажется, дает исчерпывающий ответ на эти вопросы.

Сразу после убийства Эстемировой Медведев стал откровенно защищать Рамзана Кадырова, заявив, что это преступление совершенно врагами Кадырова с целью опорочить и дисредитировать руководство Чечни и России.

Но если взять статистику убийств не только за последние десять месяцев, а за последние три года, то мы насчитаем более десятка убийств тех, кто был либо личным врагом президента Чечни, либо открыто обвинял Кадырова в совершении тяжких преступлений, либо был его конкурентом на политическом поле.

Показательны в этом случае убийства героев России братьев Руслана и Сулима Ямадаевых. Ямадаевы долгое время верой и правдой служили России, придерживаясь и внедряя политику тогда еще президента Путина по «наведению порядка» в мятежной Чечне.

Политика эта заключалась в следущем: чеченским полевым командирам, перешедшим на сторону России, была выдана, по сути, лицензия на убийство без суда и следствия. Чеченцы стали убивать чеченцев. Лучше всего это получилось у Рамзана Кадырова, который благодаря своей беспрецедентной жестокости вызывал горячую поддрежку в Кремле.

И когда Кадырову стали мешать братья Ямадаевы, Москва недолго колебалась перед выбором. Герой России Руслан Ямадаев был показательно расстрелян в октябре 2008 года в своей машине, притомозившей на светофоре в центре Москвы. Он возвращался после своего визита к Дмитрию Медведеву, у которого пытался и так и не получил защиты. Чуть позже уже Сулим Ямадаев, служивший в одной из самых мощых разведок России – ГРУ, был уволен из российской армии. Это означало, что он остался без покровительства Москвы. Сулим Ямадаев вынужден был скрываться и жить под усиленной охраной, так как за ним началась охота. Пытаясь уйти от Кадырова, он выехал в Дубаи. Но в апреле этого года был убит. Полиция Дубаи обвинила в организации убийства брата Кадырова – депутата Госдумы РФ Адама Делимханова. А убийство Руслана Ямадаева так до сих пор не расследовано.

Практика безнаказанных убийств активно применяется в Чечне. В августе этого года в центре Грозного были задержаны кадыровцами и убиты гражданские активисты Алик Джабраилов и Зарема Садулаева. Они работали в гуманитарной организации, которая оказывала помощь подорвавшимся на минах.

Алика и Зарему задержали по подозрению в связях с чеченскими боевиками. Пытались под пытками выбить информацию. Потом убили, засунули в багажник собственной же машины и бросили в одном из районов Грозного. Зарема Садулаева, которая сама села в машину к кадыровцам (не хотела оставлять мужа одного), была на втором месяце беременности…

Рамзан Кадыров не раз публично заявлял о том, что считает такие методы эффективными для борьбы с чеченским исламистким подпольем. Но результат обратный – подполье разраслось на весь Северный Кавказ России. И государственным насилием проблему эту не решишь.Об этом открыто говoрит только один лидер на Северной Кавказе – Юнус-Бек Евкуров, президент соседней с Чечней републики Ингушетии. В борьбе за молодежь, которая бежит в леса и становится на пусть джихада, Евкуров сделал ставку на закон. Он пообещал тем, кто вернется домой, честный и справедливый суд. Чтобы президенту поверили, Евкуров сделал посредниками оппозиционных ингушским политиков, долгие годы боровшихся с произволом силовых и властных струкрур. Среди таких посредников особое место занимал Макшарип Аушев. Макшарип никогда не скрывал, что был связан с лесным подпольем, что имеет влияние у боевиков. И, по сути, был посредником между новым президентом Ингушетии Екуровым и боевиками, пытаясь вернуть молодежь из леса.

Макшарипа Аушева ненавидел бывший президент Ингушетии Мурат Зязиков, а спецслужбы считали его своим врагом. В сентябре этого года представители ФСБ пытались похитить Аушева. Он тогда дал интервью и сказал, что располагает сведениями о том, что на него готовится покушение. Но российские правоохранительные органы не отреагировали на это заявление. И в октябре Макшарипа Аушева убили.

Elena Milashina was in October 2009 awarded Human Rights Watch’s Alison Des Forges Award for Extraordinary Activism. She continues investigations started by her colleague Anna Politkovskaya, who was assassinated i Moscow in 2006.

Send your comments to: debatt@nytid.no

The same article in Norwegian:

Kommentar: Drapene fortsetter

---
DEL